Участие прокурора в гражданском процессе может являться нарушением Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека

Опишу вкратце, поскольку пытливый юридический ум сам может использовать и такую информацию.

 

В деле Мартини против Франции (№. 58675/00) БОЛЬШАЯ ПАЛАТА Европейского Суда по правам человека постановила, что «активное» или «пассивное» присутствие прокурора в совещательной комнате судов является нарушением п. 1 ст. 6 ЕКПЧ (гарантии справедливости гражданского процесса).

(активное — это когда прокурор участвует в обсуждении наравне с судьями, пусть и не голосует; пассивное — находиться в совещательной комнате даже как технический помощник или специалист в той или иной области права и общественных отношений)

Но даже если прокурор не участвует в судебном совещании, в частности, как в Российском производстве присутствует для дачи заключения, то также это может является нарушением требований Конвенции.

Европейский Суд исходит из того, что прокурор в таком случае априори встают на сторону какой-либо стороны, а принцип справедливости судебного разбирательства требует даже просто внешнего обеспечения равенства и состязательности сторон (т.е. чтобы даже субъективно одна из сторон не чувствовала себя неравной по отношении к другой из-за каких-то внешних проявлений суда или иных должностных лиц).

 

Какие это случаи:

1.- когда позиция прокурора была доведена только до суда, но не до сторон.

2. - когда позиция прокурора была доведена до суда и только одной из сторон.

3. - когда позиция прокурора была доведена до суда и сторон, но сторона по объективным причинам не имела возможности ответить на них.

 

По делу Менчинская против России (№ 42454/02) ЕСПЧ признал нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции подачу прокурором кассационной жалобы на решение суда в пользу гражданина о взыскании с Центра занятости денежных средств (при этом прокурор не участвовал в кассационном рассмотрении и заявитель была уведомлена о кассации прокурора и подала на неё замечания). ЕСПЧ в данном деле основывался на том, что вмешательств прокурора в данное дело (даже в интересах вынесения законного решения) не являлось правомерным, поскольку свои интересы защищал сам Центр занятости (т.е. государственный орган).

По делу Королев против России (2) (№ 5447/03) ЕСПЧ признал нарушением конвенционных гарантий справедливости процесса дачу заключения прокурора при кассационном рассмотрении в пользу государственного учреждения, поскольку заявитель не мог ответить на его заключение (ГПК не предоставлено право выступать сторонам после заключения прокурора).

 

При вынесении решений относительно случаев участия прокуратуры в гражданском процессе ЕСПЧ всегда руководствуется Заключением Венецианской комиссии от 10-11.06.2005 г.; Решением Консультативного Совета Европейский прокуроров от 13.07.2005 г., в которых отражены следующие принципа правомерности деятельности прокуратуры в гражданском процессе:

— принцип исключительности вмешательства;

— принцип субсидиарности их участия;

— принцип защиты государственных интересов;

— принцип законности; — принцип общественного интереса;

— принцип защиты прав человека;

— принцип равенства сторон;

— принцип недискриминации.

 

Исследовательнским отделом Секретариата Суда был подготовлен Доклад "Роль прокуратуры вне уголовно-правовой сферы в прецедентном праве Европейского суда по правам человека" на английском языке, который не является обязательным для суда. 

Количество просмотров: 830

Файлы для скачивания:
Доклад
Опубликовать в twitter.com Опубликовать в своем блоге livejournal.com Поделиться на Google+